четверг, 19 апреля 2012 г.

Verse. Апрелем по голове

Апрелем по голове...
И где-то в сердце клаксон
Надрывается,
А я уже опьянела
Сновидений сонмами.
Истерика радости,
Ни капли жеманства,
Иду по проспекту
Навстречу себе счастливая...

Ограничений нет. Вот ты обозначила себе рамки, заборчик себе построила образный - внутри него ты свободна. Сама себе заборчик строишь. И какой толк бегать у самого его края и биться об рейки, сетовать: вот, мол, одни ограничения. Чего ради? Не нравится - подальше заборчик подвинь, лужайку себе побольше сделай. И сиди на лужайке, где трава сочная, а не меси грязь вдоль забора. В конце-концов, если приспичит или вдруг покажется, что у соседа "вооон какой газон большой и ровный", то выбеги ненадолго за калитку, зайди к соседу . Сама же знаешь, что газон издалека такой зеленый кажется, а как поближе подойдешь - так одни проплешины.
Это я с весной умнею. У меня от весны цветущий вид прибавляется, морщинки на лбу разглаживаются, на мозг переходят плавно, каньоны в мозге образуют.
И вот однажды в понедельник, сижу я в таком маленьком каньончике, любопытствую на открывшиеся пласты памяти. Вот увидела тоненький пласт воспоминаний об уроке химии, где Нина Дмитриевна что-то рассказывала о костюмчике своем, что-то с ним там было в советские годы... Вот воспоминание об окне школьной реакриации: там, в коридоре напротив кабинета биологии, в окне видна была церковь, она совсем близко, ста метров нет.. И она белая, а небо голубое, а рядом тополя серебристые. И я почему-то думала, что картина "Грачи прилетели" - это репродукция фотографии сделанной у этого окна..
Выворачиваю тем же днем из-за угла дома, иду на почту. И меня накрывает: год эдак 1995, точно также идем мы, одноклассники, около четырех дня из школы, под ногами слякоть и грязь. Идем по краю дороги, потому что тротуар залит жижей снега. На нас много зимней темной какой-то одежды, а солнце палит уже по-весеннему, и нам кажется, что завтра настанет лето. А мы, как в заскорузлых от грязи полевой военных шинелях, плетемся, и хочется одежду, как чешую, сбросить. Но нельзя. И нараспашку открываемся, хоть ветер и ледяной. А вдоль дороги стоят торговые палатки полосатые, в них продаются шнурки, шариковые ручки с колпачками на веревочках и  дезодоранты по пять тысяч рублей, которые вся школа использует вместо туалетной воды.
Тогда казалось, что необходимо как-то выбраться с этой дороги. Выбраться из этой дурацкой одежды, города и торговых полосатых палаток. Стать красивой, успешной и жить там, где всегда только лето. приезжать иногда сюда, и стоять, будто случайно так получилось, в красивой легкой курточке, встречать плетущихся в своих зимних заскорузлых шинелях воинов и протягивать им свою загорелую руку с блоком жвачки. Или девочкам всем подарить шанель номер пять. Тогда я еще не знала, как он пахнет, но верила - божественно!
И когда сегодня по дороге на почту меня накрыли ощущения того дня, я подумала: как было здорово вот так шагать по дороге, толкаться, выкрикивать дурацкие шуточки, переживать об оценках. И еще я подумала, что минут на пять с удовольствием бы туда вернулась. Больше пяти нельзя - там настигнет тоска и опять помутиться рассудок, опять захочет свежего воздуха взрослости и состоя.. самостоятельности.
Я сегодня встала пораньше и подвинула свой заборчик, я решила, что можно попробовать не бояться перемен. Дать себе больше свободы и необходимости шевелиться. И я надеюсь, что когда наступит завтра, то страх находиться на такой большой лужайке, будет не очень сильный и я с ним справлюсь...

3 комментария:

  1. Настя,Настя...глубоко вдохнула весенний воздух и врубила музыку громче...Adiós, Bebe

    ОтветитьУдалить
  2. супер! прям ответ на мои переживания!
    пошла отодвигать свой заборчик ещё дальше! ))))))))

    ОтветитьУдалить
  3. Девочки, спасибо. писала на волне эмоций

    ОтветитьУдалить

Большое спасибо за ваши комментарии! Я очень им рада.

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...